EUROTAS Европейская Трансперсональная Ассоциация

Международный Институт НоосферыШалаграм

Институт Ноосферных Исследований
г. Москва, e-mail: shalagram@shalagram.ru

геомантия
геомантия

семинары
семинары

приборы
программы
и приборы

знание
знание

услуги
услуги

 

Знание

 

Нет тихого места

Основано на Речи Вождя Сиэттла, американского индейца, обращенной к Президенту Соединенных Штатов, 1854

Великий вождь из Вашингтона говорит, что он хочет купить нашу землю. Великий Вождь посылает нам также слова дружбы и доброй воли. Это очень мило с его стороны, так как мы знаем, что он не нуждается в нашей дружбе взамен. Но мы рассмотрим ваше предложение. Ибо мы знаем, что, если мы не продадим, белый человек может прийти с ружьями и захватить нашу землю.

Как можно купить или продать небо, тепло земли? Эта идея чужда нам.

Если свежесть воздуха и сверкание воды не принадлежат нам, как же мы можем их купить?

Каждая пядь этой земли священна для моих людей. Каждая блестящая игла сосны, каждый песчаный берег, туман в темном лесу, каждая поляна и жужжащее насекомое свято в памяти и опыте моих людей. Соки, текущие в деревьях, несут в себе воспоминание о красном человеке.

Умершие белого человека забывают страну своего рождения, когда они отправляются бродить среди звезд. Наши умершие никогда не забывают этой прекрасной земли, потому что она — мать красного человека. Мы являемся частью земли, а она является частью нас. Благоухающие цветы — наши сестры; олень, лошадь, великий орел — наши братья. Скалистые гребни, сочные луга, жар тела пони и человек — все это одна семья.

Когда Великий Вождь из Вашингтона говорит, что он хочет купить нашу землю, он требует от нас очень многого.

Великий Вождь говорит, что оставит для нас место, в котором мы сможем удобно жить. Он будет нашим отцом, а мы будем его детьми.

Эта сверкающая вода, движущаяся в потоках, и реки — это не просто вода, но кровь наших предков. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить, что она священна, и вы должны научить ваших детей, что она священна и, что всякое призрачное отражение в прозрачной воде озер говорит о событиях и воспоминаниях из жизни моих людей. Шум воды — это голос отца моего отца. Реки — наши братья, они утоляют нашу жажду. Реки несут наши каноэ и кормят наших детей. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить и научить своих детей, что реки — наши и ваши братья, и посему вы должны относиться к рекам с добротой, с которой вы относились бы к брату.

Красный человек всегда отступал перед наступающим белым человеком, как туман в горах бежит от утреннего солнца. Но пепел наших отцов свят. Их могилы — священная земля так же, как эти холмы, эти деревья, эта часть земли святы для нас. Мы знаем, что белый человек нас не понимает. Одна часть земли для него такая же, как другая, ибо он чужак, который приходит ночью и берет от земли все, что ему нужно. Земля ему не брат, а враг, и, когда он покорил ее, он идет дальше. Он оставляет позади могилы своих отцов, и ему все равно. Он похищает землю у своих детей. Ему все равно. Могилы его отцов и права его детей преданы забвению. Он относится к своей матери, земле, и своему брату, небу, как к вещам, которые могут быть куплены, разграблены, проданы, как овцы или яркие бусины. Его аппетит поглотит землю и оставит после себя только пустыню.

Я не знаю. Наши пути отличаются от ваших путей. Вид ваших городов причиняет боль взгляду красного человека. Но, может быть, это потому, что красный человек — дикарь и не понимает.

В городах белого человека нет тихого места. Места, в котором можно было бы услышать, как разворачиваются листья весной или как шуршат крылья насекомых. Но, может быть, это потому, что я дикарь и не понимаю. Грохот только режет слух. Что остается в жизни, если человек не может услышать одинокий крик совы или споры лягушек, собравшихся ночью вокруг пруда? Я — красный человек и не понимаю. Индеец предпочитает мягкий звук ветра, стремительно летящий над поверхностью пруда и запах самого ветра, очищенного полуденным дождем или пропитанного ароматом сосны.

Воздух драгоценен для красного человека, ибо все существа разделяют один и тот же вдох. Белый человек не замечает воздуха, которым он дышит. Словно человек, умирающий в течение многих дней, он не чувствует смрада. Но, если мы продадим вам нашу землю, вы должны помнить, что воздух драгоценен для нас, что воздух делится своим духом со всеми жизнями, которые он поддерживает. Ветер, который дал нашему деду первое дыхание, принимает также его последний вздох. Ветер должен дать дух жизни и нашим детям. И, если мы продадим вам нашу землю, вы должны сохранить ее священной, как место, куда даже белый человек может пойти и вкусить ветра, сладкого от полевых цветов.

Итак, мы рассмотрим ваше предложение покупки нашей земли. Если мы решим принять его, я поставлю одно условие: белый человек должен относиться к животным на этой земле, как к своим братьям.

Я — дикарь и не понимаю, что можно поступать иначе. Я видел тысячу бизонов, гниющих в прерии, оставленных белым человеком, который застрелил их из проходящего поезда. Я дикарь и не понимаю, как дымящая железная лошадь может быть важнее, чем бизон, которого мы убиваем только, чтобы выжить.

Что такое человек без животных? Если бы все животные исчезли, человек умер бы от одиночества духа. Ибо, что приключается с животными, скоро приключится с человеком. Все вещи связаны.

Вы должны научить своих детей, что земля под их стопами — это прах наших дедов. Чтобы они уважали землю, скажите своим детям, что земля преисполнена жизнями нашего рода. Научите своих детей тому, чему мы научили своих, что земля — наша мать. То, что постигнет землю, постигнет и сыновей земли. Если люди плюют на землю, они плюют на самих себя.

Мы знаем это. Земля не принадлежит человеку; человек принадлежит земле. Мы знаем это. Все вещи связаны друг с другом, как кровь, которая объединяет одну семью. Все вещи взаимосвязаны.

Все, что постигает землю, постигает и сыновей земли. Не человек соткал ткань жизни; он всего лишь нить в ней. Все, что он делает с тканью, он делает с самим собой.

Но мы рассмотрим ваше предложение уйти в резервацию, которую вы приготовили для моих людей. Мы будем жить отдельно и в мире. Не имеет большого значения, где мы проведем остаток наших дней. Наши дети увидели своих отцов, униженных поражением. Наши воины испытали стыд, и после поражения они превратили свою жизнь в безделье и оскверняют свои тела сладостями и крепкими напитками. Не имеет большого значения, где мы проведем остаток наших дней. Их не много. Еще несколько часов, еще несколько зим, и ни один из детей великих племен, которые некогда жили на этой земле, или которые скитаются сейчас маленькими группками по лесам, не останется скорбеть над могилами людей, которые когда-то были так же сильны и исполнены надежд, как вы. Но почему я должен скорбеть над уходом моих людей? Племена состоят из людей и ничего большего. Люди приходят и уходят, как волны на море.

Даже белый человек, чей Бог ходит и разговаривает с ним, как друг с другом, не может избежать общей судьбы. В конце концов, мы можем быть братьями; увидим. Мы знаем одно, белый человек однажды может открыть это — наш Бог — тот же Бог. Сейчас вам может казаться, что вы обладаете им, как вы хотите обладать нашей землей; но это невозможно. Он — Бог человека, и его сочувствие одинаково для белого и красного человека. Земля драгоценна для Него, и причинить вред земле значит презреть ее Творца. Белые тоже уйдут; возможно, быстрее, чем все остальные племена. Продолжайте осквернять вашу постель и однажды вы задохнетесь от своих собственных отбросов. Но, погибая, вы будете ярко светить, зажженные силой Бога, который привел вас на эту землю и во имя какой-то особой цели вверил вам власть над этой землей и над красным человеком. Эта судьба является тайной для нас, ибо мы не понимаем, когда все бизоны убиты, дикие лошади укрощены, тайные уголки леса отяжелели от запаха многих людей, и вид спелых холмов изуродован говорящими проводами. Где чаща? Исчезла. Где орел? Исчез. И что означает прощание с быстрым пони и охотой? Конец жизни и начало выживания.

Итак, мы рассмотрим ваше предложение купить нашу землю. Если мы согласимся, мы сделаем это, чтобы сохранить резервацию, которую вы нам обещали. Там, возможно, мы сможем прожить наши быстротечные дни, как вы того желаете. Когда последний красный человек исчезнет с лица этой земли, и память о нем станет лишь тенью облака, движущегося над прерией, эти леса и берега будут хранить духов моих людей. Ибо они любят эту землю, как новорожденный любит биение сердца своей матери. Если мы продадим вам нашу землю, любите ее так, как мы любили ее. Заботьтесь о ней так, как мы заботились о ней. Сохраните в памяти образ земли такой, какой вы ее возьмете. И со всей вашей силой, со всем вашим разумом, со всем вашим сердцем сохраните ее для ваших детей и любите ее, как Бог любит всех нас.

Мы знаем одно. Наш Бог — тот же Бог. Эта земля драгоценна для него. Даже белый человек не может избежать общей судьбы. В конце концов, мы можем быть братьями. Увидим.


© Мария Копецкая-Линчевская, перевод с английского. 2008.
© Международный Институт Ноосферы. Алексей Иванов, дизайн. 2004.